Современное искусство и его восприятие – принятие или критика, несомненно актуальный вопрос на сегодняшний день. Принимая во внимание разные стороны этого явления все же возникает много вопросов, что непосредственно касаются произведений современного искусства. В традиционном понимании предмет, который считается искусством несет в себе эстетическую, дидактическую и другие функции, в то время как современные произведения, особенно те которые продаются в аукционных домах в первую очередь выступают как денежный эквивалент. Аукционы же, представляя эти произведения, провозглашают их высоким искусством, но действительно ли это так?

Современное искусство

В наше время предмет искусства в большей мере воспринимается как некий атрибут престижа. Критерием ценности объекта искусства выступает в первую очередь цена, которую устанавливают в зависимости от популярности художника, а не от уровня художественной ценности произведения или идеи автора. В наше время обозначить искусством можно абсолютно все, но будет ли все это действительно искусством? Сейчас принято считать то, что продается за большие деньги на мировых аукционах высоким искусством.

Современное произведение — это в большей степени воплощение некой идеи, чем художественный уровень работы художника. Но очень часто идеи себя не оправдывают, поскольку объект искусства — это то, что должно остаться, что относится к категории бессмертного. Тем не менее очень часто можно встретить произведения, которые сделаны из материалов, что не могут гарантировать длительного существования данного предмета.

Карел ван Мандер – нидерландский писатель, в своей книге о художниках писал о художественной жизни Нидерландов. В то время по художественных мастерских проверяли доски, левкас, краски, с какими материалами работает мастер – это было очень важно, а тех которые не соответствовали требованиям – изгоняли из гильдии живописцев. Каждый художник понимал, что именно от материалов и технологии будет зависит как в дальнейшем сохранится работа, поскольку произведения создавали на века.

Акула в формалинеЧто происходит в современном искусстве? Например «Акула в формалине» Дэмиена Херста – акула, которую поместили в стеклянный контейнер с формалином, была продана за 5 миллионов на аукционе Sotheby’s. Спустя некоторое время распалась на части, это стало скандалом, а коллекционер, который купил это произведение – обратился в суд. Или еще один сомнительный объект искусства – «Тысяча мух» этого же автора – белый картон заклеенный мухами. Что будет с произведением через 2 года, когда мухи превратятся в пепел? Это не единственные примеры «временных» произведений в современном искусстве, которые мировые аукционы такие как Sotheby’s, Christi’s, Philip’s продают, как высокое искусство за не малые деньги. Современный арт-рынок на сегодняшний день – это один из многомиллиардных рынков в мире, который играет в искусстве особо важную роль. Здесь решают, что продавать и как оценивать, и, принимая эти решения, они руководствуются какими-то принципами.

Современные художники пытаются открыть что-то новое, поскольку в современном искусстве важно кто сделал первый. Идея, которая была воплощена раньше, не так воспринимается и не вызывает столь бурную реакцию, как что-то чего еще не было. Допустим, художник может написать «Синий квадрат», но после «Черного квадрата» Малевича, это по большому счету не имеет смысла, поскольку это уже имело место быть раньше, а повторенная идея не ведет к успеху. Впечатлить, удивить или шокировать – любым способом привлечь к себе внимание публики, с помощью скандала, эпатажа, воплощая нестандартные идеи, которые часто сложно воспринимать как искусство – это то, что имеет место среди художников современности.

Конечно же эксперименты всегда были, будут и их надо приветствовать, но иногда в сферу искусства вторгаются элементы грязи, насилия, патологии, которые представляют собой опасность как для искусства, так и для человеческого сознания. Искусство, безусловно, нуждается в новых формах, новых поисках, но полная свобода художника в некой мере настораживает, поскольку иногда сложно различить где настоящее, подлинное искусство, а где все-таки заблуждение, и этот вопрос сможет решить разве что время.